Научная деятельность

Крупный общественно-политический деятель, видный богослов, выдающийся педагог Галимджан Баруди занимает особое место в истории татарского народа конца 19 – начала 20 века как яркая, самобытная личность. Полное имя Галимджана аль-Баруди – Галимджан бен Мухетжан бен Беньямин бен Гали бен Кулмухамет. Псевдоним «Баруди» (в переводе с арабского языка означает «порох») он стал пользоваться с конца 80-х годов 19 века. Этот псевдоним был выбран не случайно, он связан с Пороховой слободой города Казани, где Галимджан провел свое детство.
В становлении Галимджана большую  роль сыграл его отец Мухаметжан Галеев, который, будучи состоятельным купцом, поддерживал своего сына во всех его начинаниях.
Галимджан аль-Баруди родился 5 (по некоторым данным – 2) февраля 1857 года в деревне Малые Ковали Ковалинской волости Казанской губернии.
Первоначальное образование  юный Галимджан получил у своей  матери Фахренисы, но уже в мае 1862 года его отдали в престижное медресе  при 20-й казанской мечети. Это медресе под названиями «Приозерное», «Касимия» (по имени основателя) и «Апанаевское». Первые четыре года он изучал турецкий и арабский языки, читал религиозные книги, в том числе Коран. Следующие четыре года (1866-1871 гг.) он познавал морфологию и синтаксис арабского языка, логику, мусульманскую историю, турецкую литературу, продолжал изучение основ ислама.
В медресе Галиджан Баруди ощутил на себе все недостатки системы мусульманского обучения и начал задумываться о  необходимости совершенствования системы образования татар.
В этом учебном заведении Галимджан  получил все, что можно было получить, и стал искать новые пути совершенствования  своих знаний.
Долгие годы обучения в медресе  не прошли бесследно для здоровья Галимджана. По совету врачей и в сопровождении двух торговых представителей отца в 1874 году отправился в Троицк. Поездка в Троицк стала большим событием для семнадцатилетнего юноши, до этого видавшего лишь стены медресе и дом родителей. Она открыла для молодого Галимджана новый круг общения, а также стала первой в ряду путешествий, в которых он затем проводил значительную часть своей жизни.
Следуя наставлениям своих учителей, Галимджан решил покинуть Казань и отправиться в Бухару. Его отец, будучи состоятельным купцом и человеком, стремившимся дать своим сыновьям лучшее образование, финансировал поездку Галимджана и его брата Газизджана для обучения в Бухаре.
В 1875 году Галимджан и Газизджан Галеевы покинули Казань.
В Бухаре Галимджан получал уроки  у известных богословов, чьи занятия он находил весьма полезными. Но его не устраивало состояние дел в религиозном обществе мусульман Бухары. По его мнению, в процессе обучения шакирдов средней и высшей ступени отводилось мало часов религиозным предметам.
Однако, не смотря на критическое отношение к мусульманскому обществу Средней Азии, Г. Баруди назвал Бухару городом «жаждущих знания». Он много почерпнул в учебных заведениях и библиотеках Бухары. Позже вспомнил это время словами: «Семь лет, которые я прожил в Бухаре, могут считаться счастливыми днями моей жизни. Люди в Бухаре живут благочестиво и воспитано, народ и даже великие богатые люди живут в уважении к тем, кто занимается наукой, и все это воодушевляло и радовало меня в поисках знаний». Г. Баруди перечитал множество книг на персидском, арабском и турецком языках. Ему удалось также приобрести большое количество редких книг и рукописей, которые впоследствии были представлены широкому кругу читателей Казани.
15 июня 1882 года братья Галеевы  вернулись в Казань, полные новых  идей, планов и желаний работать. С собой из Бухары Галимджан привез солидную библиотеку.
После возвращения в Казань начинается новый период в жизни Галимджана Баруди. В течение последующих 36 лет, занимаясь педагогической деятельностью, Г. Баруди настойчиво стремится к повышению образовательного и культурного уровня своего народа. Его деятельность, в силу сложившихся объективных обстоятельств, оказалось тесно связанной с политикой царского самодержавия, и Г. Баруди пришлось принять активное участие в общественно-политической жизни России. Главную цель своей жизни он видел в работе над улучшением системы мусульманского образования, создав максимально приемлемые условия для обучения молодежи, к чему он приступил сразу же по приезде в Казань.
2 сентября 1882 года Г. Баруди получил указ муллы Оренбургского духовного магометанского собрания. А 8 октября прихожане Каменной соборной мечети, расположенной на Среднеямской улице Казани, обратились в городовое полицейское управление с прошением об определении городской мечети в помощь мулле Мухамет Юсуп Абдулсаттарову вторым муллой Галимджана Галеева. Удостоверившись в политической благонадежности претендента на эту должность, 28 октября 1882 года Казанское губернское правление издало указ о назначении Галимджана Галева вторым муллой при Каменной соборной мечети на Среднеямской улице.
С началом работы в мечети стала  осуществляться мечта Галимджана Галева о создании собственного учебного заведения. В 1882 году его отец финансировал постройку  одноэтажного каменного здания во дворе уже существующего медресе Юсуфа Сагитова по Тихвинской улице. Уже с первых дней существования медресе, которое впоследствии стало называться в честь основателя Мухаметжана медресе «Мухаммадия», в документах по фамилии заведующего «Галеевское медресе», во всем существенно отличалось от медресе Юсупа Сагитова.
Так Г. Баруди становится мударрисом одного из известных не только в  Казани джадидистких медресе, где впервые (из всех медресе Казани) было введено  обучение по звуковому методу ряда светских наук.
Реформированное галеевское медресе «Мухаммадия» в Казани до 1913 года имело следующую структуру: а) приготовительный класс – 1 год; б) начальная ступень (иптидаия) – 4 класса; в) средняя ступень (рушдия) – 4 класса; г) старшая ступень (игъдадия) – 3 класса; д) высшая ступень (галлия) – высший один класс. В 1913 году рушдия и игъдадия  были слиты в одну ступень – среднее, или второе отделение (санавия). А в высшей ступени (галия) для обучения высшим богословским предметам срок обучения стал три года. Учебный план был рассчитан на 16 лет: 6 лет иптидаия, 6 лет санавия, 3 гола галия и 1 год приготовительный класс.
Содержание образования в джадидитских медресе значительно расширилось  за счет светских наук: математики, истории, географии, русского языка и некоторых  практических дисциплин (счетоводство, конторское дело и др.). Однако по сравнению с русскими гимназиями, где  все время отводилось на изучение естествознания, совсем не предусмотрены химия и физика.
Тем не менее, учебный план данного  медресе был шагом вперед в сторону светского образования. Поэтому в секретных документах царских чиновниках  медресе Галимджана Баруди фигурирует как неугодное властям учебное заведение.
Введение в медресе «Мухаммадия» новых методов обучения потребовало  обеспечения его учебниками, соответствующими новым программам. Создание новых учебников было обусловлено также запретом ввоза из заграницы мусульманских учебников.
Галимджан Баруди был  автором значительного количества учебников для джадидитских школ преимущественно по религии и языкам. В них автор показывает себя как сторонника религиозного обучения, правда с учетом новых условий: приспособить некоторые требования ислама к условиям буржуазного развития, отказаться от слепого повиновения авторитетам древних богословов, учесть запросы дня и т.д. Следует признать, что в методическом отношении эти учебники построены довольно удачно, некоторые из них содержат элементы живой беседы и диспутов. Так учебник «Китаб-эль-мегалипет» («Книга действий») написанный на понятном татарском языке. Книга является частью его серии брошюр «Мегарифи исламия» («Сведения об исламе»).
Из работ Галимджана Баруди по основам наук заслуживает  внимания учебник «Немунаи хисап» («Образец счисления»), выдержавший ряд изданий. В нем даются начала практической и теоретической арифметики и вычислений. Галимджан Баруди оперирует индийскими обозначениями цифр, принятыми у исламских народов. Только для обозначения миллиона берет русское слово. В этом отношении учебник Баруди уступает учебнику К. Насырова с общепринятой европейской (арабской) системой цифр.
Даже содержание уроков арифметики Галимджан Баруди умело использует для пропаганды религии. Язык самого учебника труден для детей из-за употребления большого количества арабских слов.
Его буквари «Савад хан» («Обучение грамоте»), «Савад хан  текмилесе» («Добавление к тюркской грамоте») были довольно распространены в дореволюционных татарских  мектебах. «Севад хан» был издан  впервые в 1893 году и был одним  из первых букварей по звуковому методу обучения, наряду с учебниками А.-Х. Максуди и Ш. Тагири, вышедшими в том же году. Он вводил одновременное обучение чтению, письму по звуковому методу, требуя сознательного усвоения со стороны ученика. Кроме большого религиозного материала, учебники содержат значительный объем нравоучительных и познавательных рассказов.
В дидактическом отношении  был удачным школьный словарь  Галимджана Баруди «Легать салес» («Три языка») – арабо-персидско- татарский  словарь. Восточные языки в татарских  школах тех времен занимали большое место. Положительной стороной словаря является его тематическое построение и постепенное обогащение лексики учащихся по таким темам, как: «Человек и его органы», «Родственные отношения», «Животный мир», «Домашняя утварь», «Небесные явления и погода», «Одежда», «Пища и фрукты», «Качества», «Числа», «Глаголы» и т.д. словарь показывает большой педагогический опыт составителя и знания особенностей детского восприятии.
С января 1906 года Галимджан  Баруди получил разрешение от Казанского губернатора на издание научно-религиозно-лиературного журнала «Дин вэ эдэб» («Религия и нравственность»), на страницах которого проводилась идея религиозного и педагогического обновления. Из-за своего религиозно-нравственного содержания журнал занимал особое место среди других изданий. За весь период существования «Дин вэ эдэб» вышло в свет 129 номеров. Первый номер журнала вышел в марте 1906 года. Он непрерывно издавался вплоть до высылки Баруди в Вологодскую область в 1908 году. В 1913 году Галимджан Баруди удалось возобновить издание. Журнал выходил до 1917 года, вплоть до отъезда Галимджана Баруди в Уфу в качестве муфтия ЦДУМ.
Казанские кадемисты  много раз обращались с доносами к губернатору, чтобы прекратить джадидистскую деятельность Галимджана Баруди. Департамент полиции министерства внутренних дел еще в 27 января 1906 года писал начальнику Казанского губернского жандармского управления о необходимости тщательной слежки за Баруди и другими татарскими интеллигентами с целью установления: нет ли у них связей с социал-демократами, а также татарскими кружками на Кавказе.
Кадемистами  Галимджан Баруди обвинялся в измене религии, в искажении основ ислама и шариата. Но на самом деле он был глубоко религиозным человеком, требовал лишь некоторые поправки к исламу, чтобы превратить его в орудие господства буржуазии.
В 1913 году 28 февраля Галимджан  Баруди обратился с прошением  к казанскому губернатору об открытии бесплатной публичной библиотеки, в которой были бы книги на арабском, турецком, русском и татарском языках. Будучи тонким политиком, в прошении он  указал, что поводом для открытия библиотеки является день празднования трехсотлетнего юбилея царствования Романовых. Проверка содержания книг, составляющих библиотеку, заняла несколько месяцев. Лишь 11 января 1914 года ему двои разрешение на открытие данной библиотеки. В 1920 году книги и здание библиотеки были переданы Восточной библиотеке Татарской республики, которая впоследствии стала называться «Восточная библиотека-музей».
После революции 1917 года, победу которой Г. Баруди встретил с надеждой на создание нового государства, основанного, прежде всего, на справедливость и равноправии всех народов, но политическая обстановка в Туркестане где в то время находился Баруди, как и других регионах Российского государства, резко накалилась. Население, пытаясь добиться своей политической свободы, активно выступало за создание своей «федеративной автономии». Во время путешествия по Туркестану Г. Баруди участвовал на собраниях, на выборах в Милли Шуро, выступал перед народом, стремясь убедить жителей и представителей местной власти региона в необходимости реформ во всех областях.
В мае 1917 года на I Всероссийском мусульманском съезде Баруди выбирают муфтием ЦДУМ России. 17 июня 1917 года в качестве официально выбранного муфтия он приехал в Уфу.
Следует отметить, что  отношения ЦДУМ с властью складывались нелегко. С установлением советской  власти, согласно декретам Наркомнаца, церковь отделилась от государства, в мусульманских учебных заведениях запретили преподавание религиозных предметов. С июня 1919 года полномочия ЦДУМ ограничивались решением семейных проблем, принятием экзаменов у духовных лиц. Отмеченные Г. Баруди главные вопросы: основательная реформа школ и медресе в духе религии и реформа, направленная на изменение положения имамов и подготовку из них подлинных религиозных служителей, были неразрешимы для ЦДУМ.
Важной заслугой перед  Россией, и в частности перед татарской нацией, была организация активной борьбы против голода, одной из причин возникновения которого сам Г. Баруди считал развернувшуюся зимой и весной 1921 года продразверстку.
Благодаря ЦДУМ, голодающим оказало помощь и население других мусульманских республик России. Все собранные пожертвования  за рубежом и вне голодающих районов  направлялись в ЦК в помощь голодающим. В результате упорного труда членов ЦДУМ во главе с Г.Баруди от голодной смерти спаслись тысячи людей.
Таким образом, Галимджан  Баруди вошел в историю как  крупный политический и религиозный  деятель своего времени, стремившийся модернизировать исламскую общину России.